Чешуекрылые - траурница японская

Kanisca canace L.

Этот полевой сезон грозил быть неудачным. В экспедицию на Дальний Восток меня не пустили дела в музее, и отпуск я проводил под Москвой — писал статью о приамурских бабочках-совках. Наконец я все-таки выкроил время и выбрался за калитку, посмотреть, как поживают бабочки в окрестностях нашего поселка. 
Знакомая дорога-шоссе быстро уводит меня от дома. Те же буйно заросшие склоны. Желтеют и белеют цветки крестоцветных, тонким ажуром повсюду кустится ароматный донник, красно-лиловые васильки, огромные лопухи, крапива, жесткие копеечки цветущей пижмы. 
Кое-где уже расцвели столь любимые бабочками сивцы. Зной. Привычная и близкая сердцу картина. Но где же бабочки? Изредка мелькнет какая-нибудь толстоголовка да попадется одинокая шашечница или ленточник. Зато много огородных белянок. Кружатся над крестоцветными, перелетают дорогу, играют в воздухе. Но что это? На обочине лежит мертвая белянка, одна, вторая, третья... А вот и виновник события. 
На большой скорости проезжает автомобиль, и у меня на глазах еще одна незадачливая белянка падает на асфальт и отбрасывается мощным током воздуха на обочину. Надо срочно изучить неожиданного врага бабочек. Не из-за него ли так мало обычных обитателей дорожных склонов? 
Через неделю наблюдений, подсчетов и обработки результатов картина начинает проясняться. Оказывается, шоссе для бабочек вроде троянского коня. Разрастаются, тучнеют от богатых азотом выхлопных газов придорожные растения. Спешат сюда, жужжа, гудя, мелькая крыльями, маленькие разноцветные существа. И... попадают в гигантскую ловушку, падают, сбитые транспортом. 
Примерно на 120 вылетов приходится один гибельный. Это очень много. Подсчет показывает, что в таких условиях в окрестностях дороги должны исчезнуть многие виды бабочек, особенно долгоживущие, зимующие. Вот и еще одна причина, почему здесь почти пропали наши обычные нимфалиды: зимующие крапивницы, траурницы, павлиний глаз, многоцветница и др. 
Они живут долго и потому больше рискуют стать жертвой несчастного случая. Но что же делать? Вопрос требует решения. Ведь среди нимфалид к тому же есть и редкие, охраняемые виды. Охраняется, например, траурница японская. 
Ее ареал простирается от Северной Индии до Японии, заходит в Приморье. Гусеница бабочки колючая, как у других нимфалид. Она живет на травянистой лиане сассапарили Ольдгема в широколиственных лесах. Очень быстры японские траурницы и поэтому редки в коллекциях. Но убережет ли их это: ведь транспортный поток становится здесь все сильнее. А траурница — долгожитель, зимует и живет как крылатое насекомое почти целый год. 
В Приморье водится и такой замечательный вид нимфалиды, как сефиза — Sephisa dichroa Koll. Самец и самка у нее очень непохожи по цвету. Самцы — оранжевые, а самки — черноватые. Самцы попадаются чаще самок. 
Их можно увидеть в долинных смешанных и широколиственных лесах, а особенно в чернопихтарниках, где они обычно сидят на вершинах высоких деревьев. Гусеница сефизы питается листьями монгольского дуба и, видимо, многих других дубов, поскольку распространена от Северной Индии до Кореи, а к югу — до Таиланда. 
Бабочки ее летают в конце июля и в августе, но не зимуют, так что транспорт им не так страшен. Зато, как и другим нимфалидам, гусеницы которых питаются на одном виде растения, для них особенно важно сохранить подходящую растительность. Другая охраняемая родственница этих видов — многоцветница ионийская — Thaleropis ionia F.-W. et Ev. — из совершенно другого района страны. 
Водится в сухих редколесьях и по поймам рек в Южном Закавказье. Есть она и в Турции. Зимует у многоцветницы ионийской гусеница, которая живет в сплетенных листьях многих деревьев: алычи, тополя, ивы, каркаса. Этот вид бабочки и раньше-то никогда не был многочисленным, а сейчас и подавно. И причина все та же — нарушение ее местообитаний. 
Разработчик:Территория SlavSSoft