Чешуекрылые - павлиноглазка артемида

Actias artemis Brem.

В Московском зоологическом музее у витрин с бабочками висит большая фотография. Можно подумать, что на ней ландшафт неведомой планеты. Блестят глубокие округлые впадины, возвышаются стволы сказочных растений. 
Трудно догадаться, что это поверхность усиков дальневосточной павлиноглазки артемиды под электронным микроскопом при увеличении в 8 тыс. раз. На фотографии особый мир, мир сенсилл — чувствительных органов, которых множество на крупных перистых усиках. 
С помощью сенсилл самец артемиды может находить свою будущую подругу даже на расстоянии около десятка километров. Знаменитый французский энтомолог Ж.-А. Фабр описал такую удивительную чувствительность у самцов европейской павлиноглазки — большого ночного павлиньего глаза. Но, может быть, он ошибся в опыте? 
Сотрудник кафедры энтомологии Московского университета Ю. А. Елизаров, в лаборатории которого и появилась фотография интригующего ландшафта, был тонким экспериментатором. Исследуя химическую рецепцию — обоняние, вкус, Юрий Александрович с сотрудниками отводили биопотенциалы с нервных волокон, по которым пробегают импульсы в мозг насекомого, изучали отпугивающие и привлекающие насекомых вещества. 
Когда с Дальнего Востока экспедиция привезла артемид, ученый решил повторить опыт с привлечением самцов павлиноглазки на самку. Дело происходило в поселке Чашникове под Москвой. Место это помнит и любит не одно поколение биологов. Здесь первокурсники-биологи университета впервые всерьез знакомились с живой природой вне факультетских стен. 
Примерно в десяти километрах от поселка были выпущены самцы артемиды. В садках на станции их ждали самки. И как-то поздно вечером к светящемуся окну одного из наших домов подлетела, поражая своей красотой и какой-то чужестранностью, нежно-зеленая бабочка-самец с длинными хвостиками нижних крыльев и пушистым тельцем. 
Подлетела, села на кустик у окна, перебирая ножками, поползла вверх и наконец застыла, чуть приоткрыв свои великолепные крылья. А когда артемида (а это была именно она!) складывала их над спинкой, то становилась похожа на молодую луну, излучающую скудный, но таинственный и волшебный свет среди черного однообразия ночи. 
Артемидой древние греки называли сестру Аполлона, богиню охотников, покровительницу животных. Поскольку охота происходила ночью, Артемида стала и богиней ночного света, луны. Не зря и близкие к бабочке виды называют «луна» и «селена» — по имени ночного светила. 
У нас артемида распространена на юге Амурской области и до Приморья. Встречали ее и на юге Курильских островов, на Кунашире. Есть она и в Японии, Корее, Китае. Бабочки артемиды имеют одно поколение в год, летают в июне—июле. 
Эти создания не питаются и не склонны совершать больших путешествий. Вся их жизнь подчинена величайшему закону природы — размножению. Тогда они во множестве слетаются к свету. Существует версия, что ультрафиолетовое излучение каким-то образом помогает самцам воспринимать молекулы растворенного в воздухе привлекающего вещества самок бабочек. Правда, пока это не более чем догадка. 
Гусениц нашей охотницы можно видеть в августе—сентябре. Поначалу они заметно краснеют среди листвы, а затем становятся зеленоватыми, и на теле у них красноватыми пуговицами набухают бородавки. Гусеницы эти облюбовали лиственные породы, и особенно монгольский дуб. Казалось, что ничто не предвещает сокращения численности бабочек. 
Но вот в Красной книге мы читаем, что в последнее время артемиды стали встречаться реже. Хочется надеяться, что это временное явление. И если вам все-таки повезет и вы увидите артемиду или очень близкий к ней, но более редкий вид — селену, не ловите их. Посмотрите, полюбуйтесь, но не трогайте! 
Разработчик:Территория SlavSSoft