Чешуекрылые - носса палеарктическая

Страница : 2
И вот, наконец, причаливаем. С нагруженными рюкзаками, с посохами в руках — непременная деталь таежного путешествия — погружаемся в сырой полумрак заросшего распадка. 
Мелькают лесные сатиры и перламутровки, из-под ног вылетают многочисленные пяденицы и совки-гипенины. 
Мы то теряем тропу, то вновь находим ее по старым зарубкам охотников. Проходим лиственничные болота — мари, каменистые россыпи — курумы, постепенно поднимаясь все выше. Незаметно подкрадывается ночь. 
Разбиваем палаточный лагерь и становимся на ночлег. К костру подлетают таежные совки и пяденицы. Некоторых я отлавливаю для коллекций зоологического музея. На следующий день дорога становится круче, так что остановки приходится делать через каждые двадцать шагов. Местность меняется. Кроме лиственниц и берез появляются покрытые лишайником аянские ели и кедровый стланик. И вот перед нами голец. 
На несколько километров простирается то сужающееся, то расширяющееся довольно ровное поле, поросшее низкорослой растительностью. Цветут приземистые колокольчики с крупным колоколом, голубика, багульник. Кое-где кусты кедрового стланика, отцветают золотистые цветы рододендрона. На возвышающихся скалах-останцах — разнообразные сложноцветные. 
Во все стороны от гольца открываются дали горной страны, каменные стены обрывов, распадки с извивающимися лентами рек. Пока почвоведы берут пробы, я стараюсь пройти вперед, чтобы наблюдать непуганых насекомых. Садятся на цветущие бобовые яркие, как небо над гольцами, голубянки атис. Бросаются в глаза белые крупные пятна с нижней стороны крыльев. 
А вот большая редкость в этих краях — перламутровка тритония. Интересная находка: она была известна на востоке только на Сахалине и в низовьях Амура. Сидят на кустиках голубики последние самки боярышницы, белые с отчетливыми жилками. В июле боярышницу если где и встретишь, то только на марях да гольцах. Вот и еще одна белеет на скудных кустарничках. 
Но что это? Крылья не сложены за спиной, а простерты. Подхожу ближе, сомнений нет — это носса. Замирая, рассматриваю посланца тропических широт. Вдруг бабочка, слабо двигая крыльями, взлетает. Сейчас она явно сядет метрах в двух рядом. Но — какая жалость! — не успеваю опомниться, как мгновенный порыв ветра сдувает носсу с гольца вниз. Там громоздятся коричневые скалы и блестит полоска воды, до которой дня два ходу. 
Разработчик:Территория SlavSSoft