Чешуекрылые - барамея дальневосточная

Brahmaea certhia F.

А теперь перенесемся в леса итальянской Ривьеры. Когда-то склоны гор здесь были покрыты густым субтропическим лесом с деревьями до 20 м высотой. 
Человек вырубил леса, и дубы с жесткими листьями уступили место маквису — зарослям кустарников и низкорослых деревьев. 
Выше по склону, где прохладнее, расположился пояс деревьев с опадающей на зиму листвой. Здесь мир дуба и каштанов. Однако и тут следы неблагополучия: редко где найдешь нетронутый уголок. 
Зато в огромном кратере потухшего вулкана Монте-Вултуре этот мир сохранился. Берега озер заросли столетними лесами. Помимо дубов и каштанов — клен и тополь, ильм и бук, граб и ясень. Целая ботаническая коллекция. 
Есть чем заняться и энтомологу. А в 1963 г. Монте-Вултуре стал местом сенсационной находки. В апрельский вечер энтомолог Ф. Хартиг со студентом Д. Криваро поймали здесь несколько коричневых бабочек с необыкновенным струйчатым рисунком. 
Впрочем, для них не было никаких сомнений, что перед ними первая в Европе находка не известного еще науке вида волнистых павлиноглазок — брамеид. Небольшое семейство брамеид было известно до этого лишь в Африке и Южной Азии. 
А севернее встречались только узкораспространенные эндемики:

брамея дальневосточная

, летающая у нас в Приморье и Среднем Приамурье, и два вида с Кавказа: брамея Ледерера — Brahmaea ledereri Rghfr. — из Колхидской низменности, т. е. на западе, и брамея Христофа — Brahmaea christophi Stgr. — из Ленкорани, т. е. на востоке. 
Такое распространение самых северных брамей — Италия, Кавказ, юг Дальнего Востока объясняется их историей и образом жизни. В случае с брамеями объяснение уводит нас в далекие времена третичного периода. Тогда на огромной территории Северной Евразии были гораздо более теплолюбивые флора и фауна. В Гренландии и на Шпицбергене, где сейчас лежат льды, росли магнолии, секвойи, гинкго, платаны, не говоря уже о дубах, кленах, ясенях. 
Но уже с палеоцена, т. е. около 60 млн. лет назад, наступило похолодание. А в четвертичном периоде похолодание стало особенно сильным и начались оледенения. Теплолюбивые флора и фауна отступали южнее, формировались новые природные зоны. 
Кое-где, во влажных теплых областях, в котловинах, часть флоры и фауны прошлого сохранилась в виде так называемых реликтов. В переводе с латинского слово «реликт» означает «остаток». Такими остатками-реликтами и стали бабочки брамеи во внетропической Евразии. 
Прошло много времени, и брамеи, жившие независимо друг от друга в трех областях, разделенные тысячами километров, стали различными видами. Какова же теперь судьба этих представительниц прошлого, живых музейных экспонатов? Самое неблагополучное положение с брамеей Ледерера. 
Она была обнаружена впервые около века назад, нашли и ее гусениц, которые кормятся на османтусе (дерево из семейства маслиновых). С тех пор ее у нас в стране, по-видимому, больше не встречали. То же самое можно сказать и о гусеницах брамеи Христофа, живущих на ясене. Сейчас этот вид бабочки стал редкостью. 
Разработчик:Территория SlavSSoft